Казино, работающие в единственной в России легальной игровой зоне «Азов-Сити», сказочно разбогатели

Автор: | 06.04.2017

Выберите свой регион

Войдите или зарегистрируйтесь

«Комсомолка» выяснила, как живется игорному бизнесу, запрещенному три года назад [видео]

28 июня 2012 1:00 33

Казино «Азов сити» Возле деревни Молчановка появился российский Лас-Вегас

1 июля исполнится три года запрету игорного бизнеса на большей части территории России. Поклонникам азарта выделили лишь четыре резервации, из которых сейчас действует лишь одна. « КП » попыталась выяснить, что представляет собой игорный бизнес в России и достигла ли целей реформа, прошедшая три года назад.

ОАЗИС В ЧИСТОМ ПОЛЕ

Небритый здоровяк лет тридцати с трудом забирается на стул у рулетки и чуть не заваливается мне на плечо.

— Представляешь, меня сначала пускать не хотели, — говорит он заплетающимся языком. — Говорят, неблагонадежный. А я только за машину из Ростова десять тысяч заплатил. Куда им еще благонадежнее-то… Тебя как зовут? А меня Юрик. Это твои фишки? Нет? Значит, мои!

Официантка подносит Юрику рюмку водки. Он выпивает залпом и начинает метать фишки на стол. Дилер Алина закручивает рулетку, а мне остается только смотреть: свои 500 рублей я проиграл моментально.

Казино «Шамбала» — одно из двух легальных игорных заведений России. Вместе с конкурентом под названием «Оракул» оно расположилось в игорной зоне « Азов -Сити». От Ростова-на- Дону — 130 километров, шесть из которых — по пыльному проселку среди полей. Сама игорная зона — это чистое поле, заросшее бурьяном, и таблички «въезд запрещен».

Посредине оазис — два строения среди клумб, пальм и аккуратных дорожек.

«Шамбала» — казино дутое. Я проверял: ткнул пальцем в стену шатра — и точно, надувная конструкция. А вот «Оракул» более фундаментален. Прямоугольный ангар, три зала с сотнями автоматов и десятком столов. Внутри оба заведения отделаны с блеском. Тихая музыка, кондиционер, ресепшн. на котором длинноногие красотки ксерят паспорт и фотографируют анфас. Таковы нормы закона: игроков надо знать и по прописке, и в лицо.

Я приехал в зону воскресным утром. Игроков было немного, человек по 50 в каждом заведении. Большинство увлеченно жмут кнопки на автоматах. Кто-то спит в кресле, кто-то задумчиво потягивает кофе у бара. На всех лицах — печать бессонной ночи.

— Конец уик-энда, большинство уже разъехались, — говорит Сергей Лачин. менеджер из «Оракула». — Самый большой наплыв — с вечера четверга по субботу. Бывает, что не протолкнуться. Со всей страны можно встретить. Недавно были японцы, я даже сам удивился. Но буду объективен: тех, кто специально приезжает издалека, мало. В основном заезжают по пути. Вот сейчас курортный сезон начинается. Отдыхающие из Ейска или Анапы наведываются. Поиграют да и дальше отдыхать едут.

В «Оракуле» у стола рулетки совсем молодой парень в строгом костюме. Он ставит по 6 — 7 фишек и что-то бубнит себе под нос. Я присоединяюсь, ставлю две сотни и неожиданно выигрываю. Ставлю еще — и снова выигрываю. Парень рядом продолжает бубнить.

— Ставки сделаны, ставок больше нет, — объявляет дилер. Шарик замирает в ячейке под номером 24. И я, и парень проигрываем все, что поставили.

— Ну как же я мог забыть про 24! — Мой товарищ по несчастью хватается за голову. Я напрягаю мозг, но так и не придумываю, что же такого можно забыть про это число.

В «Шамбале» Юрик выигрывает. Перед ним целая гора фишек, среди которых кучка по 500 и по 1000 рублей. Официантка снова приносит водки, и Юрик проглатывает ее и решительно забрасывает фишками весь стол. Хорошо что машину он заказал в два конца. Ясно ведь, что домой он по-любому вернется пустым.

fb vk tw gp ok ml wp

От Ростова до «Азов-Сити» — 130 км. Шесть из них проходят по проселкам среди полей. Фото: От Ростова до «Азов-Сити» — 130 км. Шесть из них проходят по проселкам среди полей.

ВАРЕНИКИ ЗА 400 ТЫСЯЧ

Оба казино в «Азов-Сити» уже давно вышли на среднюю посещаемость 500 человек в день. Сколько оставляют здесь эти посетители? Никто этого не скажет. Но поначалу «Оракул» открылся одним залом в маленьком ангаре. А уже через полгода пристроили еще зал. А потом еще один. И небольшую гостиницу в придачу.

Соседняя «Шамбала», даром что стоит в надувном шатре, тоже построила отель из двух кирпичных корпусов на соседнем хуторе Молчановка. Любопытно, что номер за деньги снять нельзя — только за баллы, начисляющиеся на персональную карточку за каждую ставку. Чем больше играешь, тем дольше можешь жить.

Да что там говорить, деньги «Шамбалы» я видел собственными глазами. Через стекло кассы, куда я пришел за фишками, были видны штабеля купюр, спрессованные и запаянные в целлофан. Симпатичные такие тюки размером с небольшой телевизор. Номиналы купюр читались прекрасно — 100, 500 и 1000 рублей. Тюки лежали на полу один на другом, и девушка-кассир с трудом передвигалась между ними. По всей видимости, это навар за выходные.

Пятьсот метров от игорного оазиса, хутор Молчановка. Одна улица, упирающаяся в старую базу отдыха. Когда-то здесь было 120 дворов и колхоз-миллионер. Теперь домов осталось два десятка. А миллионеры — за околицей.

В центре — большой дом с плакатом «Продается».

— Почему продаете? — спрашиваю хозяина, 70-летнего Николая Лошкарева .

— Хочу к сыну переехать в Ейск, — говорит он. — Прошу-то всего 2 миллиона. Тут недавно из администрации приезжали. Говорили, что скоро еще два казино построят. И коттеджный поселок. Понимать надо, это ведь инвестиция.

— Ну так и оставайтесь. Может, здесь настоящий Лас-Вегас будет, — подначиваю я.

— Да нужен нам этот Лас-Вегас! — сплевывает Лошкарев. — Игроки эти ходят туда-сюда. Да они-то ладно. А вот жены да матери, которые их искать приезжают. Стучатся, фотографии в лицо суют. Не видели, дескать? Ну да мы же за ними не следим. А иной раз, знаешь, что бывает? Приезжала женщина из Нижнего Тагила. Ей там какие-то северные дали за всю жизнь, что ли. 400 тысяч. И она увидела в журнале рекламу: так все красиво, вареники подают. И приехала сюда гульнуть. В общем, поела вареников. Проигралась до нитки. Ночевала вот в этих кустах. Мы ее утром нашли, чаем напоили. А она просит: отвезите меня в город. Отвезли, что ж делать.

Что ж, может быть, сыграть по-крупному для этой дамы — мечта всей жизни. И теперь она исполнилась.

fb vk tw gp ok ml wp

Нелегальные заведения живут в обычных квартирах

Любые игорные заведения, расположенные вне игорных зон, априори нелегальны.

— В последнее время небольшие казино размещаются в квартирах, — рассказывает Олег Болдырев. старший оперуполномоченный по особо важным делам Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции ( ГУЭБиПК ) МВД России. — В трех-четырех комнатах стоят несколько автоматов, рулетка, столы для покера. Соседи об этом даже не подозревают. Попасть в такое заведение можно только по рекомендации. Это тесный мирок, внедриться в него непросто. Ведь когда зашел, надо сразу купить фишек на крупную сумму — 5 или 10 тысяч долларов. Для нас это большая проблема.

По словам Болдырева, о существовании подпольного казино можно узнать из нескольких источников. Во-первых, агентурная работа. Во-вторых, активисты-общественники, которые собирают информацию на интернет-сайтах. Нередко о заведении сообщают сами игроки. Из мести. Отдайте, дескать, деньги, или сообщу. Не отдадите? Ну тогда получайте.

— Недавно заходим в такую квартиру, — продолжает Олег Болдырев, — а крупье столы перевернули, сидят и пиво пьют. Дескать, день рождения празднуют. И ничего не сделаешь. А в другой раз даже играть не прекратили. У нас, говорят, школа крупье, обучаем персонал для работы в Беларуси .

Привлечь организатора казино к ответственности можно только в том случае, если доход заведения превысил 6 миллионов рублей (если преступление совершается организованной группой, достаточно 1,5 миллиона). На месте такие суммы обнаружить удается редко. И тогда приходится доказывать преступный доход по «черной бухгалтерии». Иногда это просто записи в блокнотах. К примеру, недавно оперативники прикрыли квартиру в Филипповском переулке, где удалось зафиксировать доход в 20 миллионов за три месяца. В среднем же небольшое подпольное казино приносит от ста до двухсот тысяч рублей в день.

Если все удалось тщательно задокументировать, то организатору игорного бизнеса грозит до двух лет колонии. Пока такие приговоры встречаются не слишком часто, в большинстве случаев оперативникам удается лишь закрыть заведение и конфисковать оборудование. Но это тоже немало. По крайней мере это заставляет дельцов держаться в тени и не подпускать к игре обычных людей. А заядлые игроки — что ж, они всегда найдут, где проиграть свои кровные.

— Осенью прошлого года у нас было ЧП, — говорит Олег Болдырев. — Выяснилось, что в Санкт- Петербурге чуть ли не 500 залов работают в открытую. Любой мог зайти прямо с улицы. Мы отправили туда большую группу. И 350 залов закрыли сразу. С остальными чуть дольше пришлось поработать. Думаю, такого больше нигде не повторится.

Комментарии (33)

Читайте также

Комментарии (33)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *